«Последнее лето» Лидии Милле: философский роман-антиутопия, переосмысляющий Библию

Добрый день, друзья-книголюбы!

На днях я закончила читать свежепереведённый на русский язык роман Лидии Милле «Последнее лето» и до сих пор обдумываю прочитанное. Книга серьёзная, на сложную (хотя и не сказать, что оригинальную) тему.

О чём роман (привожу издательскую аннотацию): «Двенадцать детей разного возраста – от семи до семнадцати – отдыхают с родителями в особняке на берегу озера. Всё время взрослых занято выпивкой, наркотиками и с*ксом. Чувствующие себя заброшенными дети наблюдают за родителями с презрением – они даже придумали игру, главное в которой – не выдать, кто твои папа и мама. Когда на побережье обрушится свирепый, разрушительный ураган и станет ясно, что на взрослых положиться нельзя, — детям придётся выживать самостоятельно».

А теперь комментарии от меня, о чём книга на самом деле.

На самом деле это про мир в состоянии Апокалипсиса, и в книге многие вещи понимаются в буквальном библейском смысле, хотя мир нарисован современный – с гаджетами и соцсетями, с актуальной «повесткой» вроде вузовских курсов феминизма и курьерской доставкой заказанного в интернете. Тем не менее, этот мир показан как будто через бинокль со смещённой линзой. Вроде бы всё узнаваемо, но чуть-чуть не то, утрированно, гипертрофированно. Сущностным воплощением Апокалипсиса в романе служит климатическая катастрофа, виновна в которой, по мнению автора, благополучная часть человечества, средний класс – то самое общество потребления. Пока мир катится в тартарары, представители этого среднего класса, ничего ценного фактически не создающие, предаются разгулу и разврату потому, что не видят смысла в жизни, и постепенно теряют человеческий облик (вплоть до стирания личности и полного исчезновения). Этот тип жителей планеты представляют те самые взрослые, о которых говорится в аннотации. Дети предсказуемо выступают антагонистами: они умны, разумны, настроены на борьбу, презирают бесцельное существование «предков». В конце концов именно дети создают островок безопасности посреди климатического хаоса (на территории защищённого особняка развивают натуральное хозяйство).

Но фактически сюжет и смысловая структура романа даже сложнее, чем я описала, поскольку на современный мир в «Последнем лете» экстраполирован библейский сюжет. Лидия Милле сначала шокирует буквальным прочтением Библии (в романе представлены: ураган, вылившийся в потоп; «горящий» куст, рождение младенца в хлеву, причём роды помогают принять трое бродячих «ангелов»-хиппи; пытка и распятие одного из «ангелов» заезжими бандитами-«фарисеями»; казнь испепеляющим огнём и прочие аллюзии на вечный текст), а потом подводит к идее, что шансов у человечества, в общем-то, нет, и всё, что остаётся – это деятельно ожидать конца.

Возможно, это лишь моё впечатление, но показалось, что книга не оставляет надежды (хотя, на мой взгляд, Библия, особенно Новый Завет – это светлый текст как раз о надежде, это главный его смысл). Возможно, мне это только показалось. Но я считала идею о том, что Бог – это не что иное как Природа (и ничего более). Такой вот ренессанс пантеизма. Мне эта точка зрения не близка: я верю, что мир создан и управляется неким Разумом (Личностью), а не обобщённой Природой. Но, наверное, для самой Лидии Милле с её жизненным опытом и ценностями пантеистическое восприятие мира вполне логично (писательница живёт с семьёй в аризонской пустыне, её волнуют проблемы экологии, она работает штатным писателем в Центре биологического разнообразия).

В любом случае роман Милле, который в оригинале как раз и называется «Детской Библией» (текст написан ив 2020 году), ставит читателя перед очень сложными моральными вопросами, на которые так или иначе необходимо отыскать решение. В этом его ценность.

Однако могу сказать, что сама идея заведомого морального превосходства детей над взрослыми мне тоже не близка, несмотря на то, что я очень люблю творчество Владислава Крапивина, на этой идее целиком построенное. Но надо признать, что мир Крапивина и мир Милле диссонируют. У Крапивина дети – это всё же дети. У Милле дети – это очень юные взрослые, которые берут ответственность за мир в целом. На мой взгляд, взять ответственность хотя бы за себя (а уж за других – тем более) и означает повзрослеть; это демаркационная линия, за которой детство заканчивается, в каком бы биологическом возрасте это ни случилось. И, соответственно, я усматриваю диссонанс между заявленной темой романа (наверное, её можно представить как фундаментальное «Будьте как дети», «ибо таковых есть Царствие Небесное») и тем, что фактически дети у Милле перестали быть детьми, дистанцировавшись от непутёвых родителей и начав автономную кампанию по собственному спасению.

Честно говоря, у меня и к образам взрослых есть вопросы (слишком уж намеренно мрачно они выписаны), но, пожалуй, в этом моменте мы можем сослаться на то, что автор умышленно сгущает краски в соответствии с собственной логикой повествование. Что ж, автор в своём праве.

В заключение несколько слов о параллели «Последнего лета» с романом Уильяма Голдинга «Повелитель мух». Об этом часто говорится в публичном пространстве в связи с «Последним летом», но я, собственно, таковой параллели на глубинном, сущностном уровне не усмотрела. Детское сообщество у Голдинга – это стая, дикая сила. Оно не созидательно, в отличие от сообщества, нарисованного Милле. Да, оба романа антиутопичны, но «Последнее лето», пожалуй, гораздо более гуманистично, чем «Повелитель мух». Считать ли это недостатком, решать вам, если возьмётесь читать роман Лидии Милле. Здесь не могу ничего посоветовать. Но нужно отдавать себе отчёт, что это не книги из, скажем так, одной системы. Я бы даже не ставила их в один ряд, поскольку нет общих оснований для сравнения.

Выходные данные:

Милле Лидия. Последнее лето. – М.: Синдбад, 2023. – 256 страниц.

Перевод с английского Веры Саниной.

Благодарю издательство «Синдбад» за предоставленный экземпляр романа. Кстати, должна отметить качество издания: стильная обложка, плотная кремовая бумага, крупный кегль, удобный межстрочный интервал. Книгу приятно держать в руках, не стыдно подарить (если адресат любит литературу с философским акцентом).

А вы бы почитали «Последнее лето» Лидии Милле? И считаете ли вы, что издательство было право, сменив в русскоязычном издании название книги с «Детской Библии» на «Последнее лето»?

Ваша Ариаднина нить.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Ариаднина нить

3
Комментарии: 1Публикации: 151Регистрация: 27-08-2019

Добавить комментарий

Войти с помощью: